?

Log in

No account? Create an account

pavel_kosenko


Павел Косенко

«Хорошая фотография – это неудачная плохая» (с) Г. Пинхасов


Entries by category: литература

Негатив — сканировать или печатать?
pavel_kosenko


Еще один наглядный пример, почему фотографии надо печатать. Напрямую с негативов, ручным оптическим способом. Совсем другой объем, другая пластика изображения. Другие цвета, другая вариативность. А главное — только так мы можем увидеть, что сняли на самом деле.

Негатив это всегда полуфабрикат, требующий дальнейшей интерпретации. Сканы негатива, конечно, нужны, как минимум в качестве превью, замены контактов. Никто не запрещаетх их использовать и для гибридной технологии «пленка — скан — обработка — цифровая /полиграфическая печать». Но результат будет другим, полуцифровым, а значит неизбежно менее естественным и честным.

Интерпретация негатива в темной комнате координируется естественными аналоговыми процессами и позволяет получить более эстетически консистентный результат. Более простым, натуральным и менее затратным по времени способом. Бумага сама подталкивает нас к хорошему отпечатку, избавляя от выдумок технологических и открывая возможности для выдумок творческих.

Большинство качественных альбомов фотографий, издаваемые крупными западными издательствами, принципиально используют сканы отпечатков, а не негативов. Это несколько увеличивает себестоимость книг, но выводит их на совершенно иной уровень качества — и технического, и эстетического. А главное, демонстрирует зрителю настоящие фотографии автора, существующие на самом деле.

Услуга ручной оптической печати в «СРЕДЕ»:
https://shop.sreda.photo/film-print/

Подписывайтесь на мой канал в Телеграме. Я в других соцсетях — Инстаграм, Фейсбук, Вконтакте.


promo pavel_kosenko январь 1, 2010 00:05
Buy for 50 tokens
Полный список фототуров и выездных мастер-классов: http://www.frameway.club

Цветокоррекция при ручной оптической печати с негативов
pavel_kosenko


Каким образом корректируется цвет при печати оптическим способом напрямую с негативов? Этот вопрос нам приходится слышать так часто, что я решил написать на эту тему небольшую статейку. Задача которой — наглядно продемонстрировать способы цветокоррекции при ручной оптической печати.

много букв и картинокCollapse )

Подписывайтесь на мой канал в Телеграме. Я в других соцсетях — Инстаграм, Фейсбук, Вконтакте.


Умные книги для фотографов
pavel_kosenko
Предлагаю вашему вниманию список книг, на которые стоит обратить внимание современным фотографам. Эти материалы помогут научиться понимать современное и классическое искусство, а также значительно расширят творческий кругозор.

«Самое время», Джефф Дайер
«Очерки по истории российской фотографии», Ирина Чмырева
«Статьи и диалоги», Иосиф Бакштейн
«Что такое искусство?», Артур Данто
«Искусство и революция. Эрнст Неизвестный и роль художника в СССР», Джон Бёрджер
«В потоке», Борис Гройс об искусстве в эпоху интернета
«Как смотреть на картины», Сьюзен Вудфорд
«Модернизм и современное искусство», Эми Демпси
«Краткая история фотографии», Вальтер Беньямин
«Диалоги», Анри Картье-Брессон
«Правда не нуждается в союзниках», Говард Чапник о фотожурналистике
«Фотография. Всемирная история»
«Разговоры с Пикассо», Брассай
«О положении вещей. Малая философия дизайна», Вилем Флюссер
«Сознание, прикованное к плоти. Дневники и записные книжки. 1964-1980», Сьюзен Сонтаг
«Фотовек», Владимир Левашов
«Фотография и ее предназначения», Джон Бёрджер
«Пять лекций о кураторстве», Виктор Мизиано
«Политика поэтики», Борис Гройс
«Фотографическое: опыт теории расхождений», Розалинд Краусс
«Camera Lucida. Комментарий к фотографии», Ролан Барт
«Искусство. Всемирная история», Стивен Фарсинг
«Скрытая перспектива», Роберт Капа
«О фотографии», Сьюзен Сонтаг
«Болезнь как метафора», Сьюзен Сонтаг
«Борис Михайлов», Борис Гройс
«Супрематический сказ про два квадрата», Эл Лисицкий
«Искусство смотреть. Как воспринимать современное искусство», Оссиан Уорд
«Искусство видеть», Джон Бергер

Подробное описание каждой книги — по ссылкам.

Подписывайтесь на мой канал в Телеграме. Я в других соцсетях — Инстаграм, Фейсбук, Вконтакте.


«СРЕДА». Три года спустя
pavel_kosenko


Казалось бы, совсем недавно я писал пост «СРЕДА. Год спустя», и вот незаметно прошло еще два года. Что изменилось за это время? Этот пост я начну с тех же слов, что и в прошлый раз:

1 сентября 2015 года мы закрыли фотошколу и начали заниматься тем, что не имело коммерческого потенциала, но было нам самим интереснее всего — фотоплёнкой и авторскими книгами. Многие знакомые крутили пальцем у виска: «Плёнка? В 2015 году? Наверное у вас много лишних денег, которые вы хотите пустить на ветер». Нет, лишних денег у нас, к сожалению, не было. Но было глубокое внутреннее понимание — мы хотим делать то, что действительно любим. Поэтому мы не стали писать никаких бизнес-планов (которые, конечно же, потерпели бы полный крах), а просто с головой и огромным удовольствием погрузились в работу — стали издавать книги и продавать фотоплёнку.

Первые 2,5 года были убыточными. За это время лично я вложил в бизнес стоимость неплохой трехкомнатной квартиры в Москве (которой у меня нет и никогда не было). Я был абсолютно уверен в успехе, хотя эта уверенность не имела под собой никаких логических обоснований, более того — противоречила им. Несмотря на это, в этом году нам удалось преодолеть порог безубыточности. Более того, мы продолжаем развиваться теми же темпами, что и на старте, ежегодно удваивая обороты, активы и прибыль.

Три года — это приличной срок. За это время у нас поменялись интересы, квалификация, приоритеты и многое другое. Компания развивается весьма динамично и даже через полгода мы порой не узнаем сами себя. Сегодня я хочу показать вам несколько фотографий и рассказать о том, что представляет из себя «СРЕДА» сейчас, через 3 года после начала работы в новом формате, на «умирающем» рынке аналоговой фотографии.

Для начала немного статистики. На сегодня наша клиентская база насчитывает 20,000 клиентов, значительная часть которых пользуются нашими услугами постоянно. Ежемесячно нашими новыми клиентами становится 300 человек. Ежедневно наш магазин на ул. Вавилова посещает 150 человек. Ежемесячно мы продаем 6300 роликов пленки, проявляем и сканируем 4300 роликов пленки. Эти показатели увеличиваются в среднем на +7% ежемесячно.

Основные наши направления сегодня:

1. Магазин фотопленки и аналоговых товаров для современных фотографов
2. Онлайн-магазин с доставкой по всему миру
3. Пленочная фотолаборатория
4. Даркрум
5. Багетная мастерская
6. Кафе
7. Фотогалерея
8. Клуб пленочной фотографии

Теперь обо всем этом чуть подробнее, с фотографиями и буквами.

много картинок и словCollapse )

Подписывайтесь на мой канал в Телеграме. Я в других соцсетях — Инстаграм, Фейсбук, Вконтакте.


Ансель Адамс на русском языке
pavel_kosenko
Три книги Анселя Адамса на русском языке. Качество плохое, но другого нет.

Ансель Адамс. Камера (PDF)
Ансель Негатив. Часть 1 (PDF)
Ансель Негатив. Часть 2 (PDF)
Ансель Негатив. Часть 3 (PDF)
Ансель Отпечаток. Часть 1 (PDF)
Ансель Отпечаток. Часть 2 (PDF)

Оригинальные бумажные версии на английском языке:

Ansel Adams. The Camera
Ansel Adams. The Negative
Ansel Adams. The Print

Как я начал снимать проекты
pavel_kosenko
Всего 3-4 года назад я не только не мог ответить на вопрос «Что вы хотели сказать своими фотографиями», но и считал подобные вопросы в корне ущебрными. При этом я козырял красивыми фразами вроде «Если бы автор хотел сказать, он бы сказал. Но автор не говорит, а показывает» и гордо заявлял о том, что я просто снимаю, занимаясь искусством фотографии в чистом виде, и ничего не хочу сказать своими снимками. Я считал, что хорошую фотографию невозможно и не нужно объяснять — она либо существует, либо нет, ее либо понимают, либо нет. Я был уверен в том, что слова в этом процессе излишни и даже вредны.

Однако прошло некоторое время, и мое отношение к смысловой части фотографии изменилось кардинальным образом. При этом я и сейчас не считаю правильным объяснять те или иные кадры. Это не только не нужно, но и часто бывает невозможно. В первую очередь потому, что отдельные снимки перестали иметь для меня значение, даже если это безусловные шедевры. Я могу им порадоваться (и часто радуюсь), будь то мои или чужие фотографии, но они не оставят в моей душе глубокого следа, если за ними не стоит чего-то более значимого, чем просто красивая картинка или уникальный решающий момент.

Времена Картье Брессона давно прошли. В наше время самостоятельные шедевры умеет делать каждый. А если еще не умеет, то научится при должном усердии. Но этого, к сожалению, слишком мало для того, чтобы заявить о себе как о современном авторе. Здесь возникает важный вопрос — а вообще говоря, надо ли это делать? Ответ на него будет индивидуальным для каждого фотографа. Вполне допускаю (и не считаю это зазорным), что многим людям этого не требуется. Я и сам был таким некоторое время назад. Но потом что-то пошло не так, и мой девственный взгляд на фотографию начал портиться.

Когда это произошло и почему, спрашиваю я себя? Почему я, свободный художник, не обремененный стереотипами проектного мышления, снимающий фотографию в чистом, незамутненном избыточными смыслами чувственном виде, вдруг перестал удовлетворяться отдельными хорошими фотографиями, коих у меня, безусловно, был вагон и маленькая тележка?

Оказывается, я начал меняться, когда однажды решил собрать свои работы в единое целое. Я еще не знал, что это будет: книга или выставка. Но был уверен, что это будут мои лучшие цветные снимки, сделанные за последние несколько лет. И вот, когда я начал работать над этим проектом (вот тут впервые и появилось это слово), то вдруг сделал для себя несколько важных открытий.

Несмотря на то, что все снимки были сделаны примерно в одной технике, они не собирались в единое целое. Самостоятельные «шедевры» разваливались, стоило их поместить рядом с другими аналогичными «шедеврами». Какой бы концепцией я не пытался объединить свои работы, сразу отпочковывался ряд фотографий, которые вываливались из единого ряда, причем таких фотографий было большинство. А те идеи, которые позволяли объединить все работы, оказывались чрезмерно банальными (помню одну из подобных с названием «Вокруг цвета»). Формально собрать проект из разрозненных фотографий было не сложно, но проблема была в том, что меня самого не устраивала смысловая и эстетическая целостность результата.

Потратив на попытки больше года, постепенно я начал интересоваться тем, как объединяют свои фотографии другие авторы. Стал интересоваться выставками, фотокнигами, победителями конкурсов и обращать при этом особое внимание на саму идею, авторское высказывание, которое делают фотографы. То есть стал буквально интересоваться тем, что хотел сказать автор своими фотографиями. Неожиданно для самого себя этот вопрос стал для меня актуальным, потому что я почувствовал острую необходимость осмыслить собственное творчество — зачем я делаю все эти, безусловно, великолепные фотографии? Что я хочу ими сказать?

Размышления на эту тему постепенно привели меня к моей первой проектной работе — книге «ОШИБКА». Сделанной на основе моих черно-белых фотографий, снятых на пленку в глубоком детстве, а не на основе цветных современных, как я хотел изначально. Эта книга была для меня тренировкой, пробным шаром. Она получилась в совершенно нехарактерном для меня стиле, но тем не менее это было искреннее высказывание. Немного наивное, как и сама тема, но зато я наконец целиком и полностью ощутил, что такое проект. И окончательно заболел этой заразой.

Дровишек в огонь подбросила поддержка отечественной творческой группы RIS (Russian Independent Selfpublished), которая представила мою книгу на западных международных книжных ярмарках в Амстердаме, Париже, Арле и других городах, где ее покупали западные коллекционеры. Вдохновленный «международным признанием», я с яростью приступил к следующему проекту. На этот раз я твердо решил, что новая книга будет состоять из цветных фотографий, ведь я цветной фотограф, это мой ключевой интерес в фотографии.

Однако, если в первом проекте у меня еще было несколько цветных снимков, то вторая книга получилась полностью черно-белой. Точнее, черно-черной, потому что ч/б фотографии в ней я напечатал на черной бумаге. И это было не выпендрёжом, а абсолютно осмысленной формой выражения конкретной идеи, которая родилась в моей голове при осмыслении собственных фотографий и моего собственного к ним отношения — идеи, которую я хотел таким образом донести до зрителя.

Судя по всему, мне это удалось. В 2016 году книга «Непрояв.» была представлена на выставках «Специальное издание. Фотокнига в России» (Фотомузей Дом Метенкова, Екатеринбург, Россия), The Photobook Exhibition (Benaki Museum, Афины, Греция), вошла в шот-лист конкурса INFOCUS Photobooks Exhibition 2016 (Phoenix Art Museum, Аризона, США), в 2017 приняла участие в выставке «Новый разворот» в Центре фотографии им. братьев Люмьер (Москва). Кстати, эта выставка будет идти до 28 мая, советую сходить всем неравнодушным к фотографии и проектному мышлению в современном искусстве.

Теперь, когда проектная муха укусила меня еще глубже, я уже не могу мыслить отдельными снимками. В какой бы стране я не фотографировал, какую бы пленку не заряжал в свою камеру, я каждый раз даю себе отчет в том, зачем я это делаю, и что именно я хочу сказать своими фотографиями.

Конечно, не всегда получается ответить на эти вопросы сразу. Нередко я экспериментирую, поддаваясь иррациональному чувству, которое увлекает меня за собой и ведет, казалось бы, в другую сторону. Но почти всегда эти эксперименты приводят к нужной цели, т.к. мое подсознание ею озабочено, даже если я сам этого еще не понимаю.

Более того, если первые два проекта я собрал на основе снятых ранее фотографий, то теперь снимаю вполне осмысленно под конкретную идею, которая живет и крепнет во мне с каждым месяцем вот уже полтора года подряд. Я не люблю рассказывать о том, что собираюсь сделать, предпочитаю говорить о том, что сделано. Поэтому пока не буду вдаваться в подробности. Скажу лишь, что полгода назад я уже было закончил этот проект, отсняв для него весь материал в десятке стран. Но очередной виток мысли вдруг дал ясное понимание, что можно сделать намного лучше, поэтому всю ту съемку я выкинул, и приступил заново.

Проектная съемка имеет много общего с психологией — наукой, которую я, с одной стороны, не признаю, с другой, активно использую в своей фотографической практике. Чем глубже работа над проектом, тем глубже копаешь в самого себя. А когда докапываешься до истинных глубин, порой страшно показать это широкой аудитории, чувствуешь себя голым перед толпой. Для того, чтобы довести проект до конца, нужна определенная смелость, и мне это тоже нравится — и докапываться до глубин, и смелеть.

Работая над проектом, постоянно делаешь новые открытия. То, с чего начинается мысль, часто настолько преобразуется в процессе, что от изначальной идеи не остается ничего. Если тебя осенило один раз, скорее всего это еще не проект, а просто первичная идея. Если работая над ней, тебя осенило еще 10 раз новыми мыслями и уровнями погружения — это уже признак того, что проект формируется как самостоятельное высказывание. Потому что проект — это многослойная многоуровневая концептуально-эстетическая категория. Катарсис, который испытывает автор при открытии каждого нового слоя или уровня, сложно передать словами.

Создавая проект, я нахожу для себя ответы на все вопросы с ним связанные. Я могу объяснить, почему выбрал именно эту камеру и пленку, а не какие-либо другие. Почему снимал в этих местах, а не других. Могу объяснить название проекта, выбор фотографий, их последовательность и любые мелочи вплоть до цвета страниц книги и ее формата, способа развески и освещения фотографий. Все это составные части проекта, работающие на единое целое.

Наличие ответов не означает, что я буду их объяснять кому-либо. Как правило, подрбоных объяснений делать как раз не требуется, особенно в стейтменте (описательном тексте проекта). Не стоит считать зрителя глупцом, не способным оценить и прочувствовать высказывание, сделать собственное небольшое открытие. Но очень важно иметь все ответы для самого себя. Поиск ответов меняет и развивает проект, помогает ему стать осмысленным высказыванием, а автору докопаться до глубин собственного восприятия. Проект сродни диссертации, а его результат научному открытию, только в искусстве. Невозможно сделать значимое открытие, «заминая для ясности» те или иные постулаты.

У проекта нет цели объяснить фотографии автора. Задача ровно обратная — сделать фотографирование осмысленным творческим актом. Это не значит, что фотография перестает быть иррациональной, спонтанной, чувственной. Осмысление это не игра ума, не объясняющие слова, как думают поначалу многие. Осмысление приводит от просто нажатия на кнопку к авторскому высказыванию. То есть не слова объясняют фотографии, а фотографии порождают смыслы (не обязательно, описываемые словами). Таким образом осмысление ни в коей степени не перечеркивает магию творчества, а ровно наоборот — усиливает её.

Но самое главное, что проект для меня — это наркотик. Если раньше я «курил травку», снимая отдельные фотографии, то теперь «жестко присел на георин». Я думаю, что испытав однажды высочайшую степень интеллектуального и одновременно с этим эстетического удовольствия от проектной фотографии, обратного пути у фотографа уже нет.

Но как начать снимать проекты? Одного желания сделать книгу или выставки для этого, к сожалению, недостаточно. Как говорил мой гитарный учитель, «для того, чтобы музыка была выразительной, автору должно быть что выражать». Для того, чтобы придти к проектному мышлению, должно не просто созреть желание осмыслить собственное творчество, но и появиться конкретные мысли на тему того, что и зачем снимает автор, что он хочет сказать своими фотографиями. На основе личного чувственного опыта должно созреть переживание, которым хочет поделиться автор. Эту мысль невозможно привнести снаружи, поэтому любой куратор, как и психолог, не дает ответы, а лишь задает правильные вопросы. Ответы может найти и сформулировать только сам автор, и никто более. Чего я вам и желаю, дорогие друзья и читатели моего журнала. Даже удивительно, что вы дочитали до этого места, за что вам большое человеческое спасибо.

P.S. Зачем я написал этот текст? Для своих друзей и учеников, с которыми мы часто обсуждаем вопрос проектного мышления в фотографии: что это такое, нужно ли это, как к этому придти. И вообще для всех, кто хоть раз задумывался об этом. Я решил поделиться своим опытом, потому что несколько лет назад мне самому очень не хватало, чтобы со мной поделились подобным. И, конечно, мне, как человеку ленивому, всегда проще дать ссылку на статью, чем каждый раз писать разным людям про одно и тоже. Надеюсь, этот текст оказался вам если не полезным, то хотя бы любопытным.


Кто в наше время снимает на плёнку?
pavel_kosenko
Когда заходит разговор про фотопленку, часто приходится слышать — «раньше, когда снимали на пленку», «когда еще проявляли пленки в бачках», «когда печатали фотографии в темной комнате». Но почему в прошедшем времени? Ведь на пленку продолжают снимать и сегодня. И не просто снимать, но и использовать в качестве основного инструмента фотографии. Более того, таких фотографов становится все больше — это далеко не единицы, не десятки, не сотни, не тысячи, не десятки и даже не сотни тысяч людей во всем мире. Их гораздо больше. Тех, кто в век цифровой фотографии осознанно предпочитают пленочную. Вот некоторые из них. Возможно, чьи-то имена вы уже слышали.


Алек Сот (1969 г.р.)



Фотограф, член агентства Magnum Photos. Фотографии Сота находится в крупных публичных и частных коллекциях, включая Музей современного искусства в Сан-Франциско, Музей изобразительных искусств в Хьюстоне, Институте искусств Миннеаполиса и Центре искусств Уолкера и еще 30 музеев во всем мире. Автор нескольких книг, более 50 персональных выставок в разных частях света. Алек Сот снимает в основном на пленочную камеру формата 8х10".

еще полтора десятка известных современных пленочных фотографовCollapse )


Как я все успеваю
pavel_kosenko


У меня очень много интересов в этой жизни. Я фотографирую, пишу книги, путешествую, преподаю фотографию, занимаюсь бизнесом и много чем еще. Семье и детям удается уделять несколько меньше внимания, чем хотелось бы. Но полагаю, все равно больше, чем работающим 8-часовой рабочий день среднестатистически папам. Мне очень часто задают вопрос «И как ты только все успеваешь?» Поэтому я решил поделиться личным опытом самоорганизации. Надеюсь, этот текст окажется полезным творческим людям, которые многое задумывают, но мало чего успевают.

Многие, кто пытался упорядочить список ежедневных дел, делают это с помощью бесконечного многообразия планировщиков, задачников и органайзеров — как аналоговых (блокноты), так и цифровых (софт). Современное ПО позволяет разделить задачи на группы (например, работа, семья, хобби) и подгруппы, задачи на подзадачи, наследовать их, назначать сроки, переносить и связывать задачи с календарем, использовать напоминания и т.д. и т.п. Считается, что чем грамотнее ты структурируешь дерево задач, тем эффективнее будет их решение. Я давно убедился в том, что это не работает. Вместо сложных многослойных планировщиков я веду простейший туду-лист, состоящий из одного единственного списка дел. При этом придерживаюсь 10 золотых правил, выработанных годами:

1. Прежде, чем сделать какое-либо дело, надо выгрузить его из головы

То есть записать в общий список дел. Это только кажется — зачем записывать, если быстрее сделать. Но когда приступаешь, оказывается, что нужна не одна минута, а пять или десять. За это время поступит звонок, придет письмо, возникнет новое дело, а держать в голове две-три и более задач одновременно ей трудно. Чем меньше в голове лишней, не нужной в данную минуту информации, тем эффективнее она работает для решения текущей задачи. Я не держу в голове списка дел, поэтому никогда не забываю ничего действительно важного (хотя могу забыть какие-то мелочи).

2. Не бывает отдельно рабочих дел и отдельно личных

Жизнь одна и список наших дел в ней тоже един. Пытаясь делить его на части, мы обманываем сами себя. Если нужно сходить к зубному или забрать ребенка из школы, это неизбежно отнимет время от рабочего дня. Ровно и наоборот, деловая встреча вечером лишает возможности приготовить семье ужин или выйти на вечернюю пробежку. Поэтому все дела, которые я хочу сделать, я веду одним общим списком. От похода в прачечную, магазин или смены резины на автомобиле до выездных съемок, работы над главами книги или оформления нового контракта поставок.

3. Слона нужно есть по бифштексам

Любую задачу, которую можно раздробить на несколько маленьких, надо раздробить. Чем меньше и конкретнее будет каждая задача, тем быстрее и проще она будет решена. И тем меньше ее решение будет зависеть от решения других задач.

4. Задачи решаются не по необходимости, а по вдохновению

Задачи из списка дел нужно решать не в порядке их срочности или в соответствии с приоритетами, а по необходимости или вдохновению. Необходимые дела — те, которые нельзя отложить, решаются в последнюю очередь (то есть прямо сейчас), если по каким-либо причинам они не были решены ранее. Остальные дела решаются по вдохновению, т.е. прежде всего я берусь за самые интересные в данный момент задачи. В подавляющем большинстве случаев тогда они решаются в десятки-сотни раз быстрее и качественнее, чем если решать их «по очереди», но без должной радости.

5. Если задачу можно решить сразу, ее надо решить вне очереди

Если я вижу, как быстро решить задачу, то всегда решаю ее сразу, в тот же момент. Независимо от времени суток, наличия необходимых дел, уровня сложности этой задачи, от того, когда она была добавлена в список дел и на каком месте в этом списке находится. Это не только доставляет удовольствие от работы, но и высвобождает практически неограниченные временные ресурсы в будущем.

6. Не стоит планировать, но можно ставить дедлайны

Я никогда не выделяю какое-то определенное время для решения той или иной задачи. Особенно если задача творческая и требует погружения, медитации. Потому что заранее никогда не известно, сколько на самом деле потребуется времени. Однако для внутренней концентрации и самоорганизации иногда (не всегда) бывают полезны дедлайны. В том числе для задач исключительно творческих.

7. Неинтересное или неприятное дело лучше отложить

Если у меня нет желания делать какое-либо дело, и в нем нет срочной необходимости — такие дела я откладываю, даже если на первый взгляд кажется, что они очень важны. Со временем большая часть таких задач теряет актуальность сама собой, после чего я с чистой совестью удаляю их из списка, так и не решив. Если же дело не теряет актуальности, то рано или поздно оно или станет необходимым, или к нему появится вдохновение.

8. Дуракаваляние — двигатель прогресса

Когда список дел стремится к нулю, я начинаю бить баклуши, валять дурака и заниматься ерундой (смотреть фильмы, читать книги, изучать живопись). Именно в такие моменты возникают идеи о новых проектах, бизнесах и книгах. Список из 0 задач — самое творческое состояние души. Самое ценное.

9. Нет слова «надо», но есть слово «хочу»

В реальной жизни список из 0 задач практически недостижим. Поэтому иногда (периодически и довольно часто) нужно позволять себе бить баклуши, валять дурака и заниматься ерундой. Независимо от количества актуальных, а иногда даже необходимых задач. Другими словами, иногда надо уметь послать все к черту и заняться чем-то совсем другим, нежели казалось бы сейчас надо заниматься. Ибо нет слова «надо», но есть слово «хочу».

10. Максимум — пятнадцать открытых задач

Критичное значение одновременно открытых задач — 15. Это примерно столько, сколько помещается на одном экране айфона без пролистывания. То есть примерно столько, сколько можно окинуть одним взглядом. Приближение к числу 15 говорит о том, что я что-то делаю не так. Или слишком много на себя беру, или бью баклуши чаще, чем могу себе это позволить. Но скорее всего — не до конца придерживаюсь собственных же правил. Потому что если им следовать, то эффективность решения задач становится практически безграничной.

Вуаля!


Можно ли проверить гармонию алгеброй?
pavel_kosenko
Мне, как автору проекта Dehancer, периодически задают вопрос: «Если Дехансер гармонизирует цвета фотографии, то получается, что вы проверяете гармонию алгеброй? Но это же утопия». Отвечаю — нет, это не утопия. Гармонию действительно можно проверить алгеброй. Более того, это никак не противоречит иронии Пушкина в контексте цитаты, которую многие любят приводить, включая меня самого. Попробую объяснить кажущееся противоречие.


Василий Шкафер в роли Моцарта (слева) и Федор Шаляпин в роли Сальери (справа) в опере Николая Римского-Корсакова «Моцарт и Сальери»

***

Ремесло
Поставил я подножием искусству:
Я сделался ремесленник: перстам
Придал послушную, сухую беглость
И верность уху. Звуки умертвив,
Музыку я разъял, как труп. Поверил
Я алгеброй гармонию. Тогда
Уже дерзнул, в науке искушенный,
Предаться неге творческой мечты.


Слова Сальери (сцена 1)
Трагедия «Моцарт и Сальери» (1830)
А.С. Пушкин


Попытки алгоритмизировать творчество

Мы часто вспоминаем эту цитату, когда заходит речь о попытках алгоритмизировать творчество, найти универсальную формулу создания художественного произведения. Действительно, рациональное начало может помочь освоить ремесло, и даже стать виртуозным исполнителем. Но для того, чтобы создать выразительную музыку или картину, нужно нечто большее.

читать статьюCollapse )


Макет книги своими руками
pavel_kosenko


Вы наверное думаете, что я сейчас только о Degradr'е думать могу? Не только! Вот, сегодня ночью закончил макет своей новой книги. Днем пересмотрел на свежую голову — ай да сукин сын. Сам от себя не ожидал. На этот раз я решил принципиально «верстать» сам, без помощи дизайнеров. И принципиально вживую — с помощью бумаги, ножниц, клея, кальки, картона, фотоотпечатков, принтера, красок, кистей, шила, ниток и даже дрели.

Книга с фотографиями и текстом. К началу работы над макетом концепция уже была, но в процессе скорректировалась и кристализовалась еще более внятно. Текст тоже в процессе верстки изменился и сократился процентов на 30. В процессе даже название новое родилось. В общем, в очередной раз убедился, насколько важен сам процесс. И что идти от концепции, от ума — не мой вариант. Коцепция намного сильнее получается, если рождается по ходу, случайно. Когда снимаешь изначально интуитивно и как бы бессмысленно. И лишь потом понимаешь (делаешь открытие), что и зачем. Это невероятный кайф, никакой наркотик не сравнится.

Фотографии в книге и черно-белые, и цветные. На первый взгляд, это странно, но это так, и при этом всё выглядит цельно. Почти все фотографии — мои, сделанные в период 1984-2014 гг, а также фотографии моего папы. Остается только убедить кого-нибудь из наших партнерских типографий воспроизвести это в тираже.

А про что книга и как называется, я расскажу попозже, ближе к тиражу. Но это не из области how to do, как это можно было бы предположить. Это арт-проект в чистом виде, один из нескольких, над которыми я работаю последние 2 года. Мой первый полноценный большой многолетний фотографический проект, доведенный до конечного результата. Хотя совсем до конечного, это уже в тираже будет. Но это уже технические детали, основная работа закончена.