Павел Косенко (pavel_kosenko) wrote,
Павел Косенко
pavel_kosenko

Что такое хороший цвет?



Когда мы говорим о цвете, одни и те же изображения, будь то фотография или живописное полотно, могут вызывать у разных людей разный отклик. Одни могут сказать «какой восхитительный цвет!», в то время как другие наоборот — «а где здесь вообще цвет?».

От чего зависит восприятие цвета? Где граница между объективной психофизиологией и субъективными вкусовыми предпочтениями? Что определяет умение видеть и различать цвета? В чем разница между восприятием и отношением к тому, что мы воспринимаем? Как меняется восприятие с возрастом и по мере обогащения визуального опыта? Как привить хороший вкус и что такое вообще хороший цвет?

На эти и другие вопросы я постараюсь ответить в этой статье. Хочу сразу оговорить: все сказанное ниже является моим личным мнением, основанным на моих собственных исследованиях цвета и экспериментах в этой области, изучении специализированной литературы, посвященной вопросам психофизиологии, колористики и эстетики цвета, просмотре и анализе произведений искусства, включая музейные работы и кино, на общении с художниками и фотографами, получившими мировое признание в качестве мастеров цветной фотографии и живописи, а также на наблюдениях в изменении восприятия цвета у некоторых людей в процессе их творческого развития. Вы имеете полное право с этим мнением не соглашаться. Однако я надеюсь, что высказанные соображения будут в любом случае вам полезны, или как минимум любопытны.

Подробно эти и многие другие вопросы я рассматриваю на своём практическом курсе «Фотография. Мыслить цветом». В этой статье я постараюсь изложить ключевые моменты.

Итак, что такое хороший цвет? Отвечая на этот вопрос, я бы выделил три основных пункта. Хороший цвет — это:

1. Вариативный цвет.
2. Гармоничный цвет.
3. Выразительный цвет.

Очень часто, говоря о цвете, начинают со второго. Однако я считаю самым важным и определяющим именно первый. С него и начнем.


Вариативный цвет

В живописи для обозначения вариативности используют термин «валёр», для его понимания вполне подойдет определение из Википедии:

Валёр (фр. valeur — цена, ценность; восходит к лат. valer — иметь силу, стоить) — в живописи и графике: оттенок тона, определяющий светотеневое соотношение в пределах одного цвета. Система валёров представляет собой градацию света и тени какого-либо цвета в определенной последовательности.

В разных системах координат цвет может изменяться по разным составляющим. С точки зрения смешения красок и работы с цифровым изображением удобнее всего рассматривать систему HSB (Hue, Saturation, Brightness), в которой вариативность может быть, соответственно, трех видов.


Вариативность по светлоте



Цвет меняется в определенных пределах только по своей светлотной (Brightness) составляющей. Насыщенность и оттенок остаются неизменными. При смешении красок достигается добавлением белил и сажи.

Пример — снимок Рафала Милаха.



Обратите внимание на то, как изменяется цвет стены на фоне главных героев: плавно и в широких пределах от довольно светлого до почти черного. Для того, чтобы сделать переходы незаметными для глаза, необходимо большое, и даже очень большое количество градаций цвета. Именно поэтому эту фотографию можно уверенно назвать цветной (богатой на валёры), хотя неопытному глазу она может показаться как бы двухцветной.


Вариативность по насыщенности



Цвет меняется в определенных пределах только по насыщенности (Saturation). Светлота и оттенок остаются неизменными. При смешении красок достигается в основном добавлением в максимально насыщенную краску аналогичной по светлоте серой краски.

Пример — кадр из кинофильма "Zabriskie Point" (1970).



Обратите внимание на то, как меняется оранжевый цвет внутри взрыва — от яркого до землянисто-серого. Десятки тысяч промежуточных оттенков формируют основное богатство цветовых нюансов этого кадра. Именно они интересны для рассматривания требовательным глазом, хотя менее опытный зритель вполне удовлетворится нарочито явным контрастом двух основных цветов: красно-оранжевого и синего.


Вариативность по цветовому тону



Цвет меняется в определенных пределах только по цветовому тону (Hue). Светлота и насыщенность остаются неизменными. При смешении красок достигается плавным добавлением в одну краску другую (другого цвета).

Пример — фотография Сергея Максимишина. Несмотря на то, что сам он не любит, когда его называют художником, подчеркивая свое фотожурналисткую специализацию, я все равно считаю, что Сергей — Художник с большой буквы, фотограф с изумительным видением цвета.



Посмотрите внимательно на то, как плавно переходят друг в друга бирюзовый и розовые оттенки за водопроводными трубами. Несмотря на то, что мы видим явные области одного и другого цвета, четкую границу между ними обозначить невозможно. Это достигается за счет плавности градиента, то есть настолько большого количества оттенков, что человеческий глаз перестает видить явные различия между соседними.

В реальной жизни цвета на фотографиях и картинах редко меняются по какой-то одной составляющей. Чаще всего они бесконечно варьируются по всем направлениям сразу, в результате чего создается сложная, богатая и доставляющее удовольствие при рассматривании цветовая композиция.


(c) Александр Заварин, масло, холст

Для того, чтобы цвета могли варьироваться в широких пределах, необходимо обеспечить в изображении соответствующие диапазоны. Рассмотрим представление цвета в математической модели HSB, а точнее — ее производную с условным названием «цветовое тело человека».



Эта объемная фигура условно иллюстрирует цвета, которые в принципе способен различать глаз человека. Центральная вертикальная ось — градации нейтральных оттенков от черного (внизу) до белого (вверху). Чем дальше цвет расположен от оси, тем он более насыщен. Если посмотреть на фигуру сверху, то мы увидим, как цвет плавно меняется по кругу и через 360 градусов снова приходит сам в себя.

Глядя на цветовое тело человека, можно сделать множество любопытных и крайне полезных наблюдений. Вот некоторые из них:

1) Каждый цвет достигает своего предельного насыщения при разном уровне светлоты.



2) Если делать предельно насыщенный цвет светлее или темнее, он неизбежно будет терять насыщение. И в пределе превратится в белый или черный.



3) Повышение насыщенности снижает вариативность цвета.



Подробно эти и многие другие наблюдения описаны в моей книге «Живая цифра», здесь же я лишь обращу ваше внимание на третий пункт. Удивительно, но факт — чем выше насыщенность фотографии, тем меньше в ней остается цветовых нюансов.

Для того, чтобы лучше обозначить эту особенность восприятия человека, я обычно использую слова «цветной» и «пёстрый» («цветастый»). Согласно этой терминологии цветная фотография обладает большим количеством цветов, а пёстрая — малым. Чем насыщеннее фотография, тем меньше в ней цветов, соответственно тем она менее цветная. Чем более цветная фотография (чем больше в ней цветов), тем неизбежно менее насыщенной она будет.

Приведу пример из своей книги. Несмотря на то, что эта фотография мне уже не очень нравится сама по себе, она достаточно наглядно иллюстрирует сказанное. Ниже две её версии — отличие лишь в том, что одна менее насыщена, чем другая.





Особенно хорошо видны различия в вариативности красного цвета. Вверху (более насыщенная картинка) вся площадь двери практически одного цвета, без градаций. Внизу (менее насыщенная) появляются оттенки и, как следствие, цветная детализация. Для того, чтобы «нарисовать» детали на этой двери, нам пришлось как бы загрязнить исходно слишком чистый (и, соответственно, маловариативный) цвет добавлением в него как бы серой краски. Принцип художников «Больше грязи — больше связи» в действии.

Любопытно то, что описанное качество системы «глаз-мозг» является объективным, так как обусловлено психофизиологией восприятия. То есть оно существует и действует наравне с законами физики независимо от того, нравится нам это или нет.

А вот после того, как зритель увидел объективное изображение, в игру вступает его субъективное отношение к тому, что он видит. Которое в первую очередь зависит от визуального опыта каждого конкретного человека.


Эволюция восприятия цвета

Несмотря на то, что я писал уже об этом в статье «Цветовое сольфеджио», не поленюсь повторить некоторые ключевые идеи, но на этот раз немного другими словами и с некоторыми иллюстрациями.

Когда человек рождается, первые несколько месяцев он практически ничего не видит, кроме мутных пятен. Через 2-3 месяца он начинает фокусировать взгляд на близлежащих объектах, вычленять из всего потока визуальной информации лицо мамы. Чем старше становится ребенок, тем больше деталей различает его глаз.

Вы наверняка замечали, что игрушки для детей обычно очень яркие (насыщенные), а самих цветов используется не очень много. Это связано с тем, что дети, как правило, не способны оценивать нюансы цвета. Чисто физилогически они могут различать близкие цвета, но в реальной жизни им более чем достаточно 15-20 красок. В системе внутренних ценностей ребенка ключевые позиции занимают условности вроде «девочкам — розовое, мальчикам — голубое». Тонкие нюансы цвета оставляют ребенка равнодушным, эмоциональный отклик вызывают лишь сверх-насыщенные краски.



Чем старше становится ребенок, тем больше цветов ему нужно для жизни. Подросткам все более важно отличаться друг от друга, выражать свою индивидуальность, в том числе через предпочтения, в том числе через цвет. В одеждах юношей и девушек появляется все больше цветовых нюансов, «фенечек», а сами цвета становятся всё менее кричащими, все более сдержанными и изысканными. То есть их становится всё больше и больше, а сами они — менее насыщенными.



Встретить на улице взрослого человека, одетого в яркие одежды можно редко. И еще реже это согласуется с понятием «хороший вкус», скорее — с понятием «эпатаж». Именно так, например, эпатировал публику своими работами Энди Уорхол.



Примерно к 20 годам, когда человек становится взрослым, его естественное визуальное развитие останавливается. Дальше начинают (или не начинают) действовать механизмы «факультативного образования», то есть личные интересы человека в развитии своих творческих потенциалов.

Мне доводилось встречать такие данные. Среднестатистический российский школьник старших классов различает около 150-200 цветов. Японский — около 300-400. Разница обусловлена системой образования и социальными (в том числе семейными, этнологическими) ценностями: в программах японских школ намного больше эстетических дисциплин, включая икебану и рисование.

Сколько цветов различает школьник, в данном контексте означает сколько цветов он использует для жизни. Иными словами, это количество указывает на то, сколько цветов необходимо человеку для выбора. То есть если попросить среднестатистического российского и японского школьников различить цветные оттенки, то чисто физиологически увидят и различат они их примерно одинаково. Но японцу нужно больше цветов, например, при выборе той же одежды, автомобиля или краски для забора. Там где россиянин выберет между двумя цветами, японец с высокой степенью вероятности скажет «мне между этим и этим».

Любой вкус определяется в первую очередь способностью к различимости оттенков. Взять, например, сухое вино — почти все люди поначалу воспринимают его как «кислятину». И только определенный опыт позволяет начать не только различать тонкие нюансы во вкусе вин, но и получать истинное удовольствие от их смакования.

Точно также человеку с недостаточным визуальным опытом кажется безвкусным (и даже «кислым»), то что не является избыточно ярким. Неумение различать оттенки — свидетельство огрубленности вкусовых рецепторов. Точно также после ожога языка все кажется на вкус ватным, только в случае цвета обжигается не горло, а сетчатка глаза. И обжигается не кипятком, а перенасыщенными цветами.

По мере развития способности различать оттенки «рецепторы» наоборот, становятся более восприимчивыми. Это неизбежно приводит к нетерпимости к слишком насыщенному, «невкусному», кислотному, обжигающему цвету.

Третий уровень восприятия — это личное отношение к тем или иным оттенкам. Человек может различать цветовые нюансы и понимать, почему они нравятся другим людям, но сам не испытывать впечатления от их наблюдения. Обычно в этом случае используются деликатные формулировки «мне не нравится», «это не моё» и т.д.

Однако чаще всего при обсуждении личных предпочтений до этого уровня дело не доходит, потому что основная масса людей не в состоянии различать те оттенки, которые ощущают люди с развитым восприятием. С точки зрения обывателя человек, который восхищается фотографиями с вариативными, но слабонасыщенными цветами — сноб, который пудрит окружающим мозги, выдавая за эстетику то, чего якобы не существует. На самом деле то, что видят одни люди, другие могут просто не замечать.

Логичным образом напрашивается вопрос — тогда как же научиться видеть? Как развивать вкус? Ответ на эти вопросы будет банален, как всегда: пробовать цвет «на вкус» и развивать «вкусовые рецепторы». То есть ходить по музеям, изучать живопись, альбомы и книги по искусству. Всматриваться и накапливать визуальный опыт.


Гармоничный цвет

Второй ключевой критерий хорошего цвета — цветовая гармония. На самом деле это характеристика, с которой разобраться проще всего. Однако именно по поводу гармонии существует больше всего путаницы и стереотипов. Все они берут начало из цветового круга и широкораспространенных теорий о том, что якобы гармоничны (или дисгармоничны) цвета, каким-то особым образом расположенные на круге по отношению друг к другу. В книгах и в интернете вы встретите огромное количество иллюстраций, состоящих из различных геометрических фигур, начертанных на цветовом круге Иттена. Бедный Йоханнес! Знал бы он, как пара неточных формулировок может ввести в заблуждения целые поколения «исследователей» цвета...

Достаточно подробно я писал об этом заблуждении в статье «Миф о суммарной гармонии цветов». Теперь давайте поговорим о том, что же тогда такое гармоничный цвет, если цветовой круг нам в этом вопросе никак не поможет.

Для этого рассмотрим палитру максимально насыщенных цветов. Я беру палитру, состоящую из 12 красок, потому что она вполне наглядна. В общем же виде все приведенные рассуждения будут верны для палитры, состоящей из любого количество цветов.



Глядя на эту палитру, можно сделать несколько важных наблюдений:

1) Вся палитра целиком не выглядит гармоничной. Цвета для этого слишком чисты, в них нет ничего общего. Они слишком яркие, кричащие. Такие цвета (максимально насыщенные) часто называют кислотными.

2) Тем не менее, если взять любые два цвета из этой палитры, ощущение от их просмотра уже не будет таким диссонирующим. Любые два цвета вместе смотрятся вполне гармонично, несмотря на то, что они максимально насыщены. Причем не зависимо от того, как близко или далеко они друг от друга расположены на цветовом круге и в каких отношениях на нём состоят.







Оказывается, принципиально важным с точки зрения гармонии является не расположение чистых цветов на цветовом круге, а их количество. Чем меньше общее количество исходно ярких цветов, тем более насыщенными они могут быть, оставаясь совокупно гармоничными. Ровно и наоборот: чем больше исходно ярких цветов включено в композицию, тем они будут дисгармоничнее. И тем более они будут гармоничными, чем меньше будет их насыщение.

Другими словами, гармонизовать любую палитру цветов можно только и только двумя способами:

1. Снижать количество насыщенных цветов.
2. Снижать насыщение ярких цветов.

Часто — одновременно и то и другое.

В общем виде второй пункт можно было бы описать так: загрязнять цвета, добавляя в них общность. Так было бы более корректно. Но во-первых, при загрязнении цветов другими цветами они неизбежно теряют насыщение. А во-вторых, на практике основной способ сближения цветов — именно снижение их насыщенности (разбавление ярких красок аналогичными по светлоте серыми красками). Поэтому я сознательно чуть упростил этот пункт для более доступного понимания основ цветовой гармонии.

Несколько схожим образом обстоят дела с гармонией в музыке. Любые две ноты, взятые одновременно, звучат гармонично, даже если это малая секунда или тритон (уменьшенная квинта) — такие интервалы будут тревожными, но мы будем явно слышать оба звука. Гармонизовать звучание аккорда (три ноты) сложнее. Септаккорда, состоящего их четырех нот, еще сложнее. Нонаккорды, состоящие из пяти звуков, в реальной музыкальной практике встречаются редко, а терцдецимаккорды из 6 звуков почти не встречаются.

В своей книге «Живая цифра» (ссылка есть выше), на примере полотна «Даная» Рембрандта, я демонстрирую, как художники используют малое количество исходных красок для создания своих полотен. Еще один наглядный пример — студенческий эскиз художника Александра Заварина, начиная с которого он начал мыслить в цвете. Вот что говорит об этом сам Александр:



«В Строгановке я писать не умел и не очень любил. Поделился бедой с приятелем. И он мне передал совет своего друга, старого художника — выбросить из палитры все краски, кроме охры светлой, охры красной, белил и чёрной. И этими четырьмя красками пытаться написать всё — и любой пейзаж, и портрет, и натюрморт. Я так и сделал. И получил первую пятёрку по живописи. Так я научился видеть цвет. Позже я, конечно, полную палитру вернул, но сдержанность колорита осталась навсегда.»

Если же так или иначе нам приходится иметь дело с большим количеством чистых цветов, то единственный способ их гармонизовать — смешать друг с другом или с каким-то сторонним цветом, то есть добавить общности. На примере нашей тестовой палитры это будет выглядеть, например, так:


1. Исходная палитра чистых цветов


2. Гармонизованная палитра (с помощью снижения насыщенности, т.е. добавления в каждый цвет общей серой краски)


3. Гармонизованная палитра (с помощью добавления стороннего оттенка, в данном случае — желтой краски)

На первый взгляд палитры 2 и 3 могут показаться слишком «блёклыми», но это только на первый взгляд. Если посмотреть на них в течение 10-20 секунд таким образом, чтобы в поле зрения не попадала исходная палитра, а потом посмотреть на исходную, ощущение ее дисгармонии будет более явным.

Дальнейший разговор о способах гармонизации неизбежно приведет нас в русло практических вопросов о том, как снизить ощущение стороннего оттенка в фотографиях с цветом, гармонизованным с использованием второго способа (в частности, именно этот способ нередко используется при работе с фотопленками). Достаточно подробно я излагаю этот аспект в Главе 11 «Реперные нейтрали» своей книги, не буду здесь повторяться.


Выразительный цвет

Третий критерий хорошего цвета — выразительность, выходит за рамки объективных особенностей цветовосприятия в сторону сугубо субъективных предпочтений. То, что выразительно (а в пределе даже эффектно) для одного зрителя, может не быть выразительным для другого.

Однако практика показывает, что само понятие выразительности кардинально меняется в процессе получения визуального опыта, необходимого для того, чтобы досконально разбраться с первыми двумя критериями — вариативностью и гармоничностью. Получив этот опыт, люди часто начинают принципиально по-новому смотреть на цвет, фотографии и искусство вообще.

То, что раньше казалось не выразительным, нередко начинает восприниматься ровно наоборот, вплоть до восхищения. И наоборот — то, что раньше вызывало восторг, теперь вызывает лишь насмешку над самим собой некоторое время назад. На мой взгляд — это верный признак того, что наше восприятие стало более утонченным, вкус изысканным, а мы сами — более адекватными. Именно с такой улыбкой я смотрю на самого себя несколько лет назад, и надеюсь, с такой же иронической улыбкой буду смотреть на себя сегодняшнего (и на эту статью) в будущем.

***

Список наиболее интересных и популярных статей в моем блоге можно найти здесь.

P.S. Если вам интересны темы цвета, фотографии и визуальных искусств, приходите в Клуб «СРЕДА», где я веду направление «Клуб цветной фотографии». Узнать подробности, купить клубную карту или записаться на бесплатную пробную встречу можно здесь:

https://sreda.photo/

Tags: статьи
Subscribe
promo pavel_kosenko january 1, 2010 00:05
Buy for 1 000 tokens
Полный список фототуров и выездных мастер-классов: http://www.frameway.club
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 91 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →